С чего начинается религиозный кризис?

В недельной главе Беаалотха начинается «сериал» претензий к Б-гу и бед еврейского народа в пустыне. Этот сериал будет длиться до глав Пинхас и Матот включительно. Эти 7 глав охватят 40 лет жизни в пустыне. Начало всего (Бемидбар, 11:12) «Ушли сыны Израиля своими путями из пустыни Синай». Конец положил лишь Пинхас (Бемидбар, 25:7-9). Может быть, именно эта роль, роль того, кто положил конец бунтам и морам, является заслугой награды — стать коэном. Единственный случай после назначения коэнами Аарона и сыновей.

Еще вернемся к осмыслению, в чем состояли бунт и беда, описанные словами “Ушли сыны Израиля своими путями из пустыни Синай”.

Хронологически «Ушли сыны Израиля своими путями из пустыни Синай» — это не первая беда и не первый бунт в пустыне. Но по какой-то причине сюжет Торы, открывающий сериал бед, ставит именно это событие первым. И талмуд (Шабат, 116а) называет это первой бедой (פורענות ראשונה). Значит, в этом причины болезни.

В чем же были грех и беда? Отправными точками, на мой взгляд, являются выражения «своими путями» (а не «путями Б-га») и «из пустыни Синай» (а не «от горы Б-га»). Мне ближе всего мнение Рашбага (см. выше, в ссылке на талмуд) в трактовке Ри (тосафот «פורנעות ראשונה»): «Как школьник, выходя из школы, бежит себе, бежали они на три дня пути от горы Синай потому что учили слишком много Торы у горы Синай»* со ссылкой на Мидраш Йиламдейну (более известный, как Мидраш Танхума).

Мне кажется, здесь Тора дает нам важный урок, с чего начинаются проблемы. Исправим причину, избежим или исправим последствия.

Здесь можно провести параллель с школьником и руководством школы, как это делает мидраш, а вслед за ним Тосафот, Рамбан и рабейну Бехаей. А я хочу развить мысль в аналогичную иную область. Мне кажется уместной и поучительной параллель с отношениями в семье.

Любая семья приходит, рано или поздно, к ощущению перегруженности и тупика. Перегруженностью требовательностью друг к другу. Перегруженностью устоявшимися нормативами или соглашениями, которые становятся некомфортными. Это свидетельствует о том, что прежняя модель отношений исчерпала себя. Вопрос, какой выход найдут двое? Можно уйти своими путями, когда (даже без развода) каждый начнет жить по-своему. На этом пути семью ждет череда бунтов и претензий, пока не придет Пинхас. Но можно искать и совместный путь, новый. На этом пути через три дня нас ждет Эрец Исраэль, а не 40 лет в пустыне.

Аналогичный процесс проходит и в области личных отношений с Б-гом и с Торой, его неминуемо переживают все те, кто приближается к Торе — будь то урожденные евреи или геры. На каком-то этапе (рано или поздно, но неминуемо) старая модель изживет себя и приведет к ощущению too much. Здесь кто-то отвернется, “разведется” с заповедями и религией, может быть, найдет приемлемый для одного себя компромисс с совестью. Счастлив тот, кто найдет новый путь идти вместе с Б-гом. По-новому.

* — отдельно интересно, что Рамбан и рабейну Бахья приводят эту трактовку в комментарии к Торе, но не к фразе «Ушли сыны Израиля...», а к фразам 35 и 33, соответственно.

Share This

Copy Link to Clipboard

Copy